OUR COMPANY
Почему лучшие практики HSE не работают в российских компаниях
Михаил Балакшин
HRTimes №33, марта 2018 г.

Рассмотрим стандартную ситуацию внедрения лучших практик в российской организации на примере одной крупной строительной компании. Компания строит дома и бизнес- центры, руководители сфокусированы на производственных планах, сроках и не считают вопросы безопасности «своими». Но наступает момент, когда игнорировать высокие показатели травматизма больше нельзя. Серьезные происшествия влекут за собой не только прямые убытки – под угрозой оказываются внешние инвестиции в компанию, стоимость бизнеса. Что делать?

Для решения проблем с безопасностью компания нанимает западных консультантов и предсказуемо получает рекомендации внедрить набор «лучших практик». Стандартный пакет включает тренинги по развитию лидерства в области безопасности, поведенческие аудиты безопасности (ПАБ), STOP-карты, оценку рисков (Risk Assessment), выявление потенциально опасных ситуаций (Near Miss).

Руководство утвердило внедрение рекомендованного набора «лучших практик» без изменений. Служба ОТ и ПБ быстро организовала внедрение практик и уже через три месяца отчиталась о выполнении задачи. Прошло два года. Стало понятно, что ситуация не изменилась. Новые инструменты вроде бы внедрены, но культура безопасности осталась на прежнем уровне. Ключевым здесь является понятие «вроде бы» – внедрение прошло формально: руководство подписало приказы, сотрудники прошли инструктаж, получили новые стандарты и инструкции. Но отношение людей к вопросам безопасности не изменилось. Повторим, что это типичная история внедрения лучших практик в российских компаниях. Почему так, в чем проблема?

Что, как и где внедряем

Мы выделили три фактора, которые, по нашему мнению, максимально полно объясняют причины того, почему лучшие практики не работают в российских компаниях.

1. Что внедряем. Любая практика требует адаптации к российским реалиям и специфике организации. К примеру, в компании приняли решение, что рабочие должны сообщать о микротравмах. Но бланк отчета плохо перевели, вопросы трудны для понимания, непонятно, как заполнять форму. К тому же выясняется, что по каждому незначительному порезу нужно составить несколько документов. На отработку самого мелкого происшествия уходит очень много времени, поэтому сотрудники приходят к выводу, что «овчинка выделки не стоит» и начинают саботировать распоряжение руководства. Отдельный вопрос – а готова ли компания в принципе к работе с микротравмами? Способны ли руководители выстраивать диалог в рамках ПАБов? Ве-ят ли сотрудники, что компании сегодня действительно нужны коренные причины происшествий?

2. Как внедряем. Недостаточно издать приказ о внедрении новых стандартов безопасности – изменениями нужно управлять. Необходимо разъяснить сотрудникам всех уровней суть изменений, провести обучение, привить навыки работы с новыми форматами. По нашему опыту, внедрение новых практик часто сводится к общей для всех сотрудников «лекции» или инструктажу со сбором подписей, то есть по сути – к процедуре ради процедуры.

3. Где внедряем. Чтобы ситуация изменилась, нужно учитывать специфику корпоративной культуры. Часто принять новые стандарты мешают неправильные установки: «как я, новичок, буду делать замечания опытному рабочему?», «с чего мне вмешиваться в дела на соседнем участке?», «вопросы безопасности – дело соответствующей службы, вот пусть она и занимается». Эти ограничения гораздо более серьезны, чем кажутся на первый взгляд.

И если с проблемами адаптации практик и управления изменениями в компании разобраться не так сложно, то установки людей одними тренингами не изменить. Поговорим об этом подробнее.

Как корпоративная культура влияет на уровень культуры безопасности

Наш опыт говорит, что изменение поведения людей – это длительная и кропотливая, но отнюдь не бесполезная работа. У нас немало примеров компаний, которым удалось измениться – за счёт внедрения новых инструментов, в том числе управленческих, и работы с персоналом на всех уровнях. Отвечая на вопрос «почему лучшие практики HSE не работают в российских компаниях», мы решили посмотреть, как влияет на это корпоративная культура. И провели экспресс- исследование, в котором приняли участие шесть предприятий разных отраслей: нефтесервис, металлургия, связь, ритейл, IT.
ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Александр Прохоров, автор книги «Русская модель управления» объясняет коренные установки русских людей циклом сельскохозяйственных работ: короткое деятельное лето и долгая ленивая зима. Это породило с одной стороны способность к мобилизации всех ресурсов, когда забрасывалось домашнее хозяйство и дети, и с другой – созерцательность, способность подолгу ничего не делать. В сельской местности, отмечает Прохоров, младенческая смертность достигала 80%, что связано именно с наличием периода мобилизации. Интегрально это сформировало пренебрежительное отношение к ценности жизни. Приоритет русских – решение задачи. Такая установка формировалась веками и поменять ее практически невозможно. Никакие лучшие практики не работают. В российских компаниях, утверждает Прохоров, могут эффективно работать только технические средства обеспечения безопасности (LOTO). Чем меньше зависит от человека, тем лучше.
Через анонимный опросник на платформе «ЭКОПСИ» мы одновременно замерили уровень организационной культуры и уровень культуры безопасности (1). При экспресс-диагностике уровня культуры безопасности мы смотрели три основные области:

  1. Отношение. Как люди относятся к вопросам безопасности, определяют свою зону ответственности.
  2. Поведение. Как люди ведут себя с точки зрения соблюдения правил безопасности.
  3. Роль компании. Как в компании организована ответственность за вопросы безопасности.
Нужно оговориться, что это именно диагностика уровня зрелости культуры безопасности, но не план лечения – если продолжать аналогию с медициной. Анализ уровня зрелости культуры безопасности по адаптированной модели Хадсона, которую мы использовали в опросе, помогает понять, на каком уровне компания находится. Но не отвечает на вопрос, что с этим делать, как развиваться дальше. Тут требуется полноценная диагностика культуры безопасности, которую мы проводим по десятифакторной модели S*AVE. В ней собраны все лучшие практики, способы, инструменты, развивающие культуру безопасности. При этом модель S*AVE учитывает актуальность практик для конкретного уровня зрелости культуры безопасности.
Сравнивая уровень зрелости культуры безопасности с уровнем корпоративной культуры, мы увидели следующие зависимости:

• Чем ниже в компании уровень организационной культуры, тем ниже уровень безопасности.
• В разных культурах сотрудники службы охраны труда (ОТ и ПБ) выполняют разную роль. В компаниях с преобладанием сотрудников «нижних» культур (около 70%) персонал ОТ и ПБ осуществляет надзирающую функцию, сфокусирован на выявлении и наказании нарушителей. И напротив, там, где 70% сотрудников относятся к «высоким» культурам, сотрудники службы ОТ и ПБ выступают консультантами и помощниками в вопросах безопасности.
• В разных культурах разный приоритет безопасности. В компаниях, где сотрудники «высших» культур составляют 65%, безопасность относится к первому-второму приоритету. А в компаниях с преобладанием представителей «низших» культур (более 70%) безопасность ставят не выше третьего-четвертого места.
• Чем ниже уровень организационной культуры, тем менее критично люди относятся к вопросам безопасности.

• На различные аспекты культуры безопасности в наибольшей степени влияют три фактора: кто является ценным сотрудником на предприятии, что нужно делать новому работнику, чтобы заслужить расположение, принципы принятия решений в организации.

Высокий уровень корпоративной культуры помогает развивать культуру безопасности. Например, если в компании большинство людей относится к культуре правил, это хорошая база, предпосылка для того, чтобы поднимать уровень культуры безопасности до вовлекающего. Но не выше: для проактивного, а тем более совершенствующегося уровня недостаточно следовать инструкциям, там нужно выходить за границы своей ответственности, проявлять инициативу. И культура правил станет тормозом для дальнейшего развития.


Лучшие практики с точки зрения корпоративной культуры

Наше исследование показало прямую связь организационной культуры и уровня зрелости культуры безопасности. И очевидно, принимая решение о внедрении лучших практик, нужно обращать внимание на то, в какой культуре они работают, а в какой могут оказаться бесполезными.

Возьмем, к примеру, поведенческие аудиты безопасности. Эта практика получила широкое распространение и воспринимается как своего рода спасательный жилет, когда культура безопасности «тонет». Но по нашему опыту, лишь в одном случае из пяти внедрение в компании ПАБ меняет ситуацию к лучшему. Надеемся, теперь вам легче ответить на вопрос «почему», который мы задали в начале статьи.

ПАБ эффективны в компаниях, где люди не только уважают правила, но и настроены на диалог, то есть относятся к культурам успеха и согласия. В «низших» культурах, включая культуру правил, практика работать не будет, в отличие, например, от стоп-карт, когда нужно просто следовать инструкции: увидел дым – отключил подачу электричества.

Корпоративная культура и уровень зрелости культуры безопасности связаны едиными ценностями. В культуре принадлежности, например, все живут по принятым в «семье» законам и не хотят никаких перемен. Культура принадлежности «консервирует» культуру безопасности в том виде, в котором она существует на данный момент. Это, кстати, не всегда плохо, так как могут сохраняться хорошие практики, хотя чаще все «консервируется» не в лучшем виде. Но поскольку основная ценность культуры принадлежности «у нас есть так, как есть, и мы не хотим ничего менять», в организации нет стремления к совершенствованию культуры безопасности – она находится на патологическом уровне развития.

В организациях, живущих в культуре силы, все происходит по воле руководителя. Скажет начальник провести тренинг – все побегут проводить. Это культура реагирования на внешние стимулы. Соответствующий ей реактивный уровень культуры безопасности работает так же: служба ОТ и ПБ реагирует на уже случившиеся происшествия.

В культуре правил и связанном с ней вовлекающем уровне развития культуры безопасности общей ценностью является ответственность. Люди соблюдают правила не из страха наказания, а осознанно. И персонал вовлечен в вопросы безопасности куда больше, чем в более низких культурах.

Для культуры успеха характерен творческий подход, стремление к чему-то большему, нежели то, что прописано в правилах. И на проактивном уровне развития культуры безопасности наблюдаем ту же ценность: человек не просто участвует в процедуре, соблюдает установленные правила, но подходит к вопросам безопасности творчески, думает: а что еще я могу сделать, чтобы избежать происшествий.

Идеология культуры согласия созвучна принципам совершенствующегося уровня культуры безопасности, когда зона ответственности каждого сотрудника распространяется не только на него самого, но и на все рабочие процессы, на коллег, смежников. Здесь главенствует культура диалога и договоренностей.


Заключение

Мы рассказали, какие практики более естественны для той или иной корпоративной культуры. При этом, если компания хочет развиваться и повышать уровень зрелости культуры безопасности, полезно внедрять практики на один (только один!) уровень выше.

Что делать, если предприятие живет в культуре силы, но вы во что бы то ни стало хотите внедрить ПАБ? Вы должны быть готовы к большой серьезной работе по разъяснению, обучению, коммуникации. Внедрение практики из «дальней» культуры требует гигантских усилий и откровенного доверительного диалога с рядовыми сотрудниками и линейными руководителями.

Наши рекомендации по внедрению лучших практик:

  • Объективно оценить уровень развития корпоративной культуры – в какой степени она будет помогать или мешать развитию культуры безопасности.
  • Поставить себе амбициозные, но достижимые цели в области культуры безопасности.
  • Выбрать для внедрения практики, соответствующие корпоративной культуре и целевому уровню культуры безопасности.
  • Поддержать внедрение наиболее сложных (важных, но «чуждых» текущей культуре) практик усиленными мотивационными и коммуникационными программами.
  • Обеспечить единое понимание принципов развития культуры безопасности специалистами ОТ и ПБ, сформировать необходимые компетенции (программа «HSE-академия») в области управления изменениями, коммуникации с персоналом и др.


(1) Корпоративную культуру анализировали по нашей версии модели спиральной динамики, разработанной Доном Беком и Крисом Кованом. Зрелость культуры безопасности оценивали по адаптированной модели Патрика Хадсона.